Что скрыла Госкомиссия, расследовавшая гибель Гагарина

На сегодня из тех, кто в 1968 году расследовал гибель Юрия Гагарина и Владимира Серегина, живы всего несколько человек. Арсению Дмитриевичу Миронову - 98 лет! Он до сих пор работает в родном Летно-исследовательском институте имени Громова, куда пришел... в 1941 году. Миронов входил в летную подкомиссию - она изучала подготовку летчиков, организацию полетов в тот трагический день.


Арсений Дмитриевич все время расследования вел записи.

- Особисты нам запрещали это делать. Только в специальных альбомах, которые нужно было сдавать, - объясняет мне он. - Но я обходил запрет. В последний год появилось время их разобрать. И вот тогда у меня постепенно сложилась картина, что произошло на самом деле.

Почему никто не видел зонд?

Напомню, 27 марта 1968 года Юрий Гагарин с инструктором Владимиром Серегиным отправился на учебно-тренировочном истребителе УТИ МиГ-15 в полет. Самолет сорвался в штопор, врезался в землю. Удар был такой силы, что пятитонная машина разлетелась вдребезги, будто хрустальную вазу грохнули о бетонный пол.

Лес под Киржачом вокруг воронки, оставшейся после падения УТИ МиГ-15, вытоптали в радиусе 3 километров! Землю просеивали! Комиссия, понятно, работала невероятно въедливо. Но сорок три года единственным официальным документом о гибели Гагарина и Серегина оставался некролог. В нем ни слова не было о причинах смерти пилотов...

Только в 2011 году - к 50-летию первого полета человека в космос - опубликовали весьма расплывчатую формулировку: "Наиболее вероятная причина катастрофы - выполнение резкого маневра для отворота от шара зонда. Или, что менее вероятно, - для предотвращения входа в верхний край первого слоя облачности". В результате "резкий маневр привел к последующему попаданию самолета в закритический режим полета и сваливанию в штопор в условиях усложненной метеорологической обстановки".

Миронов уверен: обнародовано не то, что было на самом деле, а то, что устраивало руководство комиссии.

- Если исходить из этой версии, картина получается такая: летчик, по-видимому, Гагарин (он сидел в передней кабине), увидел метеозонд, на который шел напрямую, и резко отвернул в сторону. А у УТИ МиГ-15  была склонность к переходу в штопор. Но тогда почему никто этого зонда не видел?! Обычно в такой ситуации пилот должен был передать на землю: встретились с зондом. Гагарин (связь в УТИ МиГ-15 с землей есть только у того, кто сидит в первой кабине) этого не сделал. Допустим, не успел. Но если у комиссии есть версия про зонд, почему никто не попытался выяснить, откуда его запустили?!

На месте падения самолета Гагарина под Киржачом нашли 10 или 11 старых зондов. Пускали их в то время из Долгопрудного - там метеорологический институт был. Известна скорость подъема зонда, известен ветер - направление и сила. Когда зонд летит, он по радио передает данные. Узнать, в котором часу он мог быть запущен, и вычислить его траекторию несложно. Но никакой информации о том, что зонд искали, в материалах комиссии нет.

Вторая версия о том, что, возможно, отворот, который произвел экипаж, был для того, чтобы не входить в облако, - вообще чушь! Они весь полет находились в облаках! Как можно отворачиваться от того, где ты и так находишься?!

Одиннадцать нарушений

- Мы сразу начали разбираться, что было в тот день на аэродроме... Меня поразило, что в полку, где занимаются космонавты, был низкий уровень летной дисциплины. Я насчитал одиннадцать нарушений правил летной работы, которые были 27 марта.

Например, Серегин опоздал на полет почти на 30 минут - его задержал начальник Центра подготовки космонавтов. Гагарин должен был лететь в самостоятельный полет на одноместном МиГ-17. Но прежде нужно было слетать с инструктором на УТИ МиГ-15. Серегин был назначен (или он сам себя назначил как командир полка) проверяющим.

На аэродроме на каждый день составляется плановая таблица: этот самолет взлетает тогда-то, этот - тогда-то. На 27 марта были запланированы два полета МиГ-21 - у них было парное задание. И два полета УТИ МиГ-15. Один (Серегин - Гагарин) должен был начаться часов в девять с минутами. Из-за опоздания Серегина началась спешка. Экипажи не получили информацию от метеорологов. Это серьезное нарушение!

Второй самолет - Андреева - должен взлетать через полчаса после Серегина - Гагарина, а взлетел через 3 минуты! И это тоже нарушение.

Следующее. Я держал в руках полетный лист Серегина и Гагарина. Там было записано задание: упражнение номер два курса учебно-боевой подготовки (КУБП). Это простые фигуры пилотажа - виражи, горки, неглубокие пикирования. Но дальше есть условия для выполнения задания: "Вне облаков или за облаками"! В тот день по записям метеорологов, наблюдениям людей была сплошная слоистая облачность! Мало того, прогнозировалось ухудшение погоды, подходил холодный фронт. Уже на земле было ясно, что погода непригодна для выполнения задания!

А были ли виражи?

- Но погода же не могла стать причиной катастрофы?

- Еще на земле Серегин как опытный летчик и инструктор должен был понимать: погода не подходит для задания. Но только в воздухе Серегин, по-видимому, понял, что зря полетели, и дал команду на возвращение.

Теперь о том, что в этот момент происходило на земле. Руководитель полета, который по экрану локатора смотрел, как летит самолет с момента взлета до той зоны, где он должен пилотировать, нам доложил, что УТИ МиГ-15 Гагарина и Серегина начал отклоняться влево, приближаясь к зоне, где был самолет Андреева.

- Почему?

- Неточное пилотирование. Но я бы задал другой вопрос: а почему руководство полетами не подправило его? Получить данные локатора о том, как летал самолет Гагарина и Серегина, мы не смогли. Над экраном локатора стоит фоторегистратор, который периодически фотографирует экран. Он в тот день не работал! Не работал и радиолокационный высотомер, который позволяет определять высоту. Представляете, в каком состоянии была техника, обеспечивающая полеты?

Мы слушали штурманскую группу - она должна была нам дать первую информацию о том, как летали, где летали. Но они нам рисовали какую-то галиматью. Вся наша летная подкомиссия сказала: братцы, уходите, вы не смотрели на экран!

- То есть земля полет Гагарина и Серегина не контролировала?

- На локатор они не смотрели. Гагарин передал, что задание закончил, и попросил разрешение на выход из зоны. Ему сказали "да". И дальше неизвестно, когда начался аварийный режим, в какую сторону хотя бы направился самолет. Целая минута прошла от последней связи Гагарина с землей до удара о землю!

Искали "рыжего"

- Я был в шоке, когда нам докладывали летную историю пилотов. Каждый полет учитывается в летной книжке. Там записаны номер полета, дата, время взлета, время посадки, фамилия инструктора, задание и результаты. У Гагарина, понятно, записей было немного. У Серегина много.

Каждый летчик должен периодически проходить летную проверку. Кто бы он ни был - командир полка, командир дивизии. Раз в год или раз в полгода он должен садиться на ученическое место, а кто-то из его подчиненных или командиров с ним должен летать.

Инструктор летает в задней кабине, летчик - в передней. Поскольку Серегин летал и в задней, и в передней, проверки у него должны были быть и в одной кабине, и в другой. Но в задней кабине последняя проверка у него была два года назад, а в передней кабине - почти три года назад.

И самое главное: у Серегина вообще нет записей о полетах на больших углах атаки на УТИ МиГ-15. Это перед переходом в штопор. Да, в то время летчиков боялись выпускать на штопор - больше набили бы машин, чем научили. Но подход к большому углу атаки, который предшествует штопору, летчик, да еще инструктор, да еще командир полка, должен был отработать!

- То есть у Серегина не было опыта выхода из штопора?

- Я бы сказал, инструкторского опыта. В частности, опыта по выводу самолета из штопора. Да еще в облаках.

- И все же ни одно из них не могло стать причиной катастрофы!

- А в авиации не бывает мелочей. Было одиннадцать серьезных нарушений. За ними могло последовать двенадцатое. Фатальное - катастрофа.

Как прятали концы

- Через пару недель на заседании летной подкомиссии генерал Анатолий Пушкин нам доложил результаты инженерной подкомиссии: на 99 процентов материальная часть самолета при ударе о землю была исправна, никаких поломок, никаких отказов в бортовых системах не было. Нам сказали: товарищи, нужно искать внешние причины.

- То есть ВВС не виноваты…

- Да, нужно было найти "рыжего". Идею с зондом предложил летчик-испытатель Степан Анастасович Микоян, человек мною глубоко уважаемый. По-моему, к тому времени он уже был замом начальника НИИ ВВС. Во всяком случае, фирменный интерес у него был.

- Почему?

- Чтобы забыть о выявленных в полку недостатках.

- Но его поддержал и второй космонавт - Герман Титов.

- Они сначала утверждали, что произошло соударение с зондом. Он разрушил остекление кабины… Но разбитый зонд не нашли. Выяснилось, что остекление, когда его собрали, разрушилось в момент удара самолета о землю. Значит, не было соударения. И тогда комиссия подкорректировала: вместо соударения  написали "уклонение от зонда".

В правде не были заинтересованы ни офицеры полка, ни командир Центра подготовки космонавтов, ни разнообразные службы безопасности, которые отвечали за космонавтов, ни главком ВВС Вершинин, который отвечал за космос, ни кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС Устинов, который курировал космос и оборонную промышленность. Он же был председателем комиссии по расследованию гибели Гагарина. С самого верха к нам приходили подсказки: это не читать, это не писать. Представляете, если бы истина вскрылась, сколько офицеров оказались бы без погон?

Ну а месяца через полтора после трагедии на имя Брежнева пришла жалоба на попытки некоторых членов летной подкомиссии найти ошибки в действиях погибших летчиков, оскорбив их память. Жалобу подисали космонавты Быковский и Попович… В Военно-промышленной комиссии (ВПК) при Совете Министров СССР была создана экспертная группа, чтобы проверить письмо. Кстати, генерал-майор авиации в отставке Анатолий Афанасьевич Польский - он был в составе этой группы - с моими выводами полностью согласен.

Что произошло на самом деле?

- Арсений Дмитриевич, по-вашему, что случилось с самолетом Гагарина и Серегина?

- В своих записях я обнаружил расшифровку радиообмена между Гагариным и землей. У меня красной ручкой записаны три слова: "высота - две тысячи". Перед этой фразой нет позывного. Обычно летчик как говорит? Свой номер позывного (у Гагарина был 625) и дальше сообщение. Так вот в этой фразе не было сказано "625-й" - только "высота - две тысячи".

Итак, два МиГа-21 в это время летали на высоте 5 тысяч. Андреев только что прилетел в свою зону и начал крутиться где-то на высоте 3 тысячи. А Гагарину дали разрешение возвращаться - то есть он снижался. Значит, эти три слова могли принадлежать только ему! Помню, был взволнованный звонкий голос. То есть они в это время уже валились.

Запись тогда же давали послушать специалистам из Института психологии РАН. Они по тембру голоса сделали вывод - человек, который эту фразу произносил, находился в очень возбужденном состоянии, ему грозила опасность.

А потом эту фразу из расшифровки переговоров исключили. Нам сказали, чтобы мы ее в расчет не брали. Мол, неизвестно, кому она принадлежит.

- А если бы взяли?

- Считалось, что самолет свалился в штопор сразу же после того, когда Гагарин получил разрешение возвращаться. Но если принять в расчет эту запись, получается, что самолет не сваливался сразу в штопор на высоте 4200. Вначале он снижался с очень большой вертикальной скоростью (170 метров в секунду). Но это был не штопор, а пикирование. Через несколько секунд летчики оказались на высоте 3000. И тут что-то случилось. Скорее всего, они увидели самолет Андреева. Он был как раз на этой высоте, а возвращаться на аэродром Гагарин должен был через зону, где летал Андреев.

Думаю, увидев самолет Андреева, они начали от него очень резко уклоняться. И вот тогда свалились. Имейте в виду, что была облачность и самолет мог вынырнуть совсем близко. Поэтому все, что успел сказать Гагарин, и было "высота - две тысячи".

- Выходит, виноват Гагарин?

 - Он в любом случае не виноват - он ученик, у него был инструктор, который обязан был предусмотреть все.

Однозначно можно сказать, что в облаках УТИ МиГ-15 попал в непонятное для летчиков положение. Серегин к этому не был готов, Гагарин - тем более (а он и не должен был быть готов!). Когда они выскочили из нижней кромки облаков (это 600 метров от земли), начали тянуть, выводить, но не хватило высоты. По расчетам получается, около 200 метров им не хватило.

- Арсений Дмитриевич, а почему они не катапультировались.

- На этом типе самолетов катапультироваться можно только до высоты 1500 метров, а с учетом их скорости снижения - до 1700. Оба летчика не могут это сделать одновременно. Сначала катапультируется пилот, находящийся во втором кресле, а потом через определенный интервал - в первом. Во втором был Серегин. Вряд ли бы он решился покинуть самолет, оставив Гагарина одного. Думаю, они считали, что могут машину спасти... 

Что скрыла Госкомиссия, расследовавшая гибель Гагарина Что скрыла Госкомиссия, расследовавшая гибель Гагарина Reviewed by Василь Іваночко on 9:07:00 Rating: 5