Как Сталин единственный раз выезжал на фронт

Книга называется "Записки из чемодана. Тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его смерти". Публикуем отрывок, посвященный событиям августа 1943 года.


"О поездке никто не должен знать"

В августе 1943 года меня вызвал в Кремль Верховный главнокомандующий Сталин. Примерно в 3 часа ночи, когда я явился, он посмотрел на меня, улыбнулся, затем, поздоровавшись, сказал: "Я собирался ехать на Западный фронт к Соколовскому и на Калининский к Еременко, с тем чтобы ознакомиться на месте с дальнейшими наступательными действиями войск и подтолкнуть Еременко к более активным действиям", - и далее продолжал (1*):

"Руководство охраной и организацией поездки возлагается на вас. Весь маршрут по фронтам я скажу вам потом. Сейчас надо вам выехать в Гжатск и подготовить домик для ночлега и место, где кушать. Завтра утром встречайте наш поезд. Все ясно?" Я говорю: ясно. И добавил: "Об этом никто не должен знать, в том числе и нач[альни]к Управления охраны генерал Власик".

Приехал в Гжатск. Его недавно освободили от фашистов. Кое-где появляются женщины с детьми и старики. Мужчины все были призваны в армию, как только освободили город. Присмотрел на окраине небольшой домик. В домике оказался работник НКВД. Спрашиваю: с миноискателем прошлись? Отвечает - да.  

Затем поехал на ж[елезно]д[орожную] станцию. Спрашиваю нач[альни]ка, имеются ли брошенные немцами мины, снаряды, гранаты. Ответил - есть. Я пошел по полотну. Отойдя с полкилометра, обнаружил снаряды, брошенные около рельс. Вернулся на ж[елезно]д[орожную] станцию. Связался с Москвой и передал нач[альни]ку транспортного управления НКВД, что надо принять меры по уборке боеприпасов. После этого я недолго ждал на станции приезда Сталина, он в назначенное время приехал спецпоездом в Гжатск (2*).

Вместе с ним в прицепном вагоне приехали 75 человек охраны под видом ж/д служащих. Все в штатском. Я думал, что взятая охрана согласована со Сталиным.

По приезде я разместил т. Сталина. Ему, видно, понравилось, и он остался отдыхать в комнате. 

По первоначальному плану, как мне сказал т. Сталин, он должен был ночевать в Гжатске. Потом слышал, как он говорил по ВЧ с Соколовским 

В. Д. - ком[андую]щим Западным фронтом, назвав себя Ивановым (его псевдоним). После этого он передумал и говорит мне: "Сейчас вам надо выехать в район Штаба Зап[адного] фронта (Юхнов) и в лесу найти несколько домиков, где стоял штаб фронта, который теперь продвинулся вперед. Там будем ночевать".   

Остановить поезд

Поговорив, Сталин вышел на крыльцо. Когда потихоньку пошли с ним, он обратился ко мне с вопросом: "А что, если у нас сегодня похлебка будет?" Я говорю: через полчаса будет. Вижу, что не поверил, так как знал, что грузовик с продуктами заблудился. Тогда он, видимо, решил меня проверить и говорит: а где готовят? Я ему указал на дом против нас. "А ну пройдемте!" Пришли, вовсю горит кухня, варится мясной суп и готовится барашек на второе блюдо. Я был доволен. Т. Сталин посмотрел на меня и вышел.  

Было уже 9 часов вечера, когда т. Сталин позвал меня: "Завтра мы должны быть на Калининском фронте у Еременко. Остановимся в районе Ржева. Мы утром выедем туда поездом, а вы самолетом. Организуйте это".

Утром проводил Сталина до вагона и сразу же на У-2 вылетел. Через 40 минут был на месте. Около Ржева имеется маленькая деревня Хорошево, домов 20, и, к удивлению, не сильно разрушенная немцами.

Мне понравился один небольшой домик с крыльцом и дворик сравнительно чистый. Захожу к хозяйке и говорю, что в этом доме остановится советский генерал на пару дней. Она, глупая, как завопит на меня. Что же это такое, при немцах полковник жил, русские пришли - генерала на постой ставят. Когда же я жить буду? Я тоже разозлился, говорю, чтобы через полчаса тебя не было здесь. А я уже узнал, что через дом живет ее брат, так что и она может там ночь переспать.

Остановил машину с солдатами, которых туда послал генерал Зубарев, нач[альни]к охраны тыла фронта, солдаты мне вымели двор, сложили печурку, вымыли полы, протерли кровать, столы, и я выставил из них охрану. Сам поехал на станцию. А станция оказалась одним названием. Имелись лишь остовы двух домиков, остальное все было разрушено. Около ж/д линии ходил какой-то ж/д чин в красной фуражке. Я подошел, поздоровался и говорю: сейчас пойдет паровоз и два вагона, надо их остановить. Он, посмотрев на меня, гражданского человека, хотя и со значком депутата Верховного Совета СССР, и говорит: это пойдет спецпоезд, и я остановить не имею права.

Я спрашиваю: а как останавливают поезда? Он показал круговые движения, а сам отошел в сторону, видимо, чтобы не отвечать за мои действия. Я встал на ж/д линию и, когда подходил поезд, стал махать кепкой, чтобы поезд остановился. Смотрю, машинист стал замедлять ход, а затем и встал. Когда вышли на вокзал и сели в машину, за рулем сидел запасной шофер, который несколько лет тому назад возил Сталина. Он так разволновался при виде Сталина, что ему стало плохо и заболела голова. Но доехали.

"Победы будем встречать салютом"

По приезде в домик т. Сталину понравилось размещение. Т. Сталин поднял трубку и заказал Еременко (ком[андую]щего фронтом). Со двора слышу по телефону начался "шум", который длился минут десять из-за того, что фронт топчется на месте. Получился разговор "по-русски" раза два в адрес Еременко, что с ним редко случалось, и он повесил трубку. Я впервые слышал такую ругань Сталина. Потом позвал меня и говорит: "Сейчас приедет Еременко. Надо встретить у деревни и проводить сюда. Кто это может сделать?" Я ему говорю: нач[альни]к охраны тыла Калининского фронта г[енерал-]м[айор] Зубарев. "Давайте его сюда".

Я послал за Зубаревым, и когда он пришел, я рассказал ему, какое задание даст т. Сталин. При этом добавил, что называть его надо т. Сталин, без всяких титулов. "Поняли?" - спрашиваю его. Он на меня уставился и говорит: "Я еще ни разу не видел т. Сталина". Я говорю: "Ну вот и увидите". 

Пришли. Смотрю, Зубарев побледнел и молчит. Говорю: вот генерал Зубарев, т. Сталин. В это время Зубарев собрался с духом и начал: "Товарищ Верховный главнокомандущий, Маршал Советского Союза, по вашему приказанию генерал-майор Зубарев прибыл". Сделал шаг влево и щелк каблуками. Т. Сталин подошел к нему и поздоровался, тот ему: "Здравия желаю, товарищ маршал Советского Союза". Шаг в сторону, щелк каблуками.

Т. Сталин посмотрел на меня, я уже понял, что мне будет за этот "доклад". Затем спросил Зубарева, знает ли он Еременко. Зубарев опять отвечал с полным титулом, щелк каблуками, и так продолжалось, пока Зубарев ушел. Мне бы уйти. Но я знал, что 

т. Сталин вернет и выругает. Стою. Он поглядел на меня и говорит: "Ничего не сделает, ничего не понял". Я говорю: приведет. "А что он как балерина прыгает?" Я говорю, он смутился, разговаривая с вами.

Через минут 30 смотрю, едет легковая машина, а за ней пикап с людьми, с кино- и фотоаппаратами. Я остановил их метрах в 30 от дома. Поздоровались с Еременко, и тут же я махнул рукой пикапу, чтобы уезжал обратно. Еременко стал просить оставить эту "кинобригаду" для того, чтобы сфотографироваться со Сталиным "в фронтовых условиях". Я сказал: пока убери, а когда договоришься с т. Сталиным, тогда позовем.

Я провел его к Сталину. Уходя, я вновь услышал разговор на высоких тонах, почему фронт не выполнил боевую задачу, поставленную Ставкой.

В это время меня отозвал пограничник из войск НКВД по охране тыла фронта и доложил, что только что по радио сообщили, что наши войска заняли Белгород и выбивают фашистов из г. Орла. Я доложил об этом Сталину. Он, улыбнувшись, сказал: "В старой Руси победу войск отмечали при Иване Грозном звоном колоколов, кострами, гуляньями, при Петре I - фейерверками, и нам надо тоже отмечать такие победы. Я думаю, надо давать салюты из орудий в честь войск победителей". Мы с Еременко поддержали эту мысль.

Далее Еременко вновь повторил т. Сталину, что его фронт начнет активные действия и освободит от немцев города. (Кстати сказать, эти обещания Еременко так и не выполнил в дальнейшем, и его скоро за обман освободили от [должности] командующего фронтом.) Перед отъездом Еременко Сталин опять потребовал вино и фрукты, и выпили по рюмке за успех на фронте. После этого Еременко осмелел и говорит: "Т. Сталин, мне хотелось бы с вами сфотографироваться во фронтовых условиях".

Сталин посмотрел на него, промолчал и говорит: "А что, неплохая мысль". Еременко расцвел. Далее Сталин сказал: "Давайте, Еременко, условимся так: как только ваш фронт двинется в наступление и освободит Смоленск от немцев, вы оттуда позвоните мне в Москву, и я приеду специально к вам туда, и сфотографируемся".  

1* Выезд Сталина в расположение Западного и Калининского фронтов был, без сомнения, приурочен к подготовке Смоленской операции (она же операция "Суворов"). Верховный главнокомандующий прибыл в штаб Западного фронта 2 августа 1943 г., а операция "Суворов" началась 7 августа. Ее целью являлось освобождение Смоленска и разгром левого крыла немецкой группы армий "Центр".

2* Сталин практически не бывал на фронте. Известно о трех его выездах в 1941 г. в прифронтовую зону под Москвой. Поездка в августе 1943 г. в районы Гжатска и Ржева - единственный пример, когда Сталин удалился от столицы более чем на 100 км.

Как Сталин единственный раз выезжал на фронт Как Сталин единственный раз выезжал на фронт Reviewed by Василь Іваночко on 8:58:00 Rating: 5